Игра – дело серьёзное. Именно в ней мы, взрослые люди, можем научиться бизнесу и коммуникациям без особых последствий – для репутации, кошелька и лица. Какие компании любят играть в бизнес-симуляторы? И как деловые игры помогут отделам ценить и понимать друг друга? Рассуждаем с Павлом Якименко, директором и соучредителем компании «Стади Консалт», резидентом бизнес-клуба и коворкинга Imaguru.

– Почему взрослые люди так любят играть? Чему бизнес-игры реально помогают научиться? Какие качества воспитывают?

Взрослые любят играть, потому что игры отвлекают от бытовых и рабочих проблем. В игровой форме всё усваивается намного лучше. Именно поэтому университеты и бизнес-школы многих стран мира включают в свои учебные программы игровой формат.

Вам могут выдать хороший теоретический материал, но как его закрепить? Вспомните школьные годы. Что вы лучше запоминали – параграфы из школьного учебника по химии или настоящие опыты с цветным дымом? Игры делают учебу ярче и продуктивнее.

Плюс игрового формата в том, что он концентрирует, заставляет мыслить оперативно и собранно. Бизнес-игры учат внимательно относиться к деталям, эффективно коммуницировать, выступать публично. Нужно уметь формулировать и отстаивать своё мнение, слушать собеседника, принимать грамотные решения. Наконец, деловые игры формируют профессиональные навыки – учат продажников продавать, а маркетологов – продвигать, изучать спрос и конкурентов.

– Этакий безопасный полигон. Тренажёр, где можно поучиться без ущерба для репутации и кошелька.

Да, зачастую в жизни цена ошибки высока. А в игре ты можешь проживать смоделированные реальные ситуации и понимать их изнутри. Это позволяет подготовиться и правильно реагировать на их появление в реальной жизни.

У нас сейчас популярна игра, которая базируется на change management – управлении изменениями. Во многом это продиктовано веянием кризисного времени. В этой игре постоянно изменяются условия работы. Вы ведёте бизнес, и сталкиваетесь с реалиями рынка: изменяется налоговая ставка, проценты по кредитам, курса валют. А ещё растёт инфляция и демпингуют конкуренты. Всё, как в реальной жизни.

Представьте: вы – строительная компания. Выполняете заказ, и тут меняются требования мэра города. «Нам не нужно столько жёлтых домов (торговых центров), – говорит он. – Постройте вместо половины из них красные (детские сады) и синие (поликлиники). Это игра, но вам придётся думать, как переквалифицировать производство, распределить персонал по проектам, использовать овердрафт и пр. Словом, адаптироваться под требования рынка.

Это не значит, что и в реальном мире завтра всё будет так же резко меняться, и вам придется строить дома красного цвета. Но когда обвалится курс или вырастут ставки по налогам, ваша команда будет к этому готова.

– Компаниям интересно поиграть в кризис? Погрузиться совсем глубоко, и попробовать выплыть?

Да, компаниям интересно поиграть в то, что они смогут применить в будущем на практике. А ещё есть тенденция к совмещению развлечения и пользы. Бизнес больше не тратит столько денег на еду, алкоголь и шоу-программу на корпоративах. Грамотные руководители пытаются даже во время праздников инвестировать в свой персонал, чтобы получить выходе что-то полезное. В Москве у нас были случаи, когда, по дороге на место корпоратива, в проходе автобуса стоял флипчарт, а наш бизнес-тренер проводил игру.

На Западе в деловые игры и бизнес-симуляции играют уже порядка 30 лет. Их очень любит «большая четвёрка» аудиторских компаний, Coca-Cola, Heineken, Nestle и прочие игроки подобного уровня.

В России культура бизнес-игр развивается около 10 лет. В Москве охотно играют консалтинговые компании, телеком, строительные фирмы. Очень здорово, когда компания, например, занимается IT, а в игре ей нужно наладить бизнес-процессы в работе итальянского ресторана на берегу моря.

Сама по себе игра – не самое бюджетное мероприятие. Как правило, позволить её могут компании со штатом от 50 человек, хотя бывают исключения. В Беларуси рынок только начинает развиваться. Культуры игры, если можно так выразиться, у нас пока нет.

В Беларуси спрос пока относительно не высок. Играют, в основном, крупные компании, IT, а также компании, которые уже хорошо знают про деловые игры. Как правило, это филиалы и представительства западных компаний. Мы занимается бизнес-играми в Беларуси всего год, но уже сейчас можем сказать, что спрос растет.

Нельзя сказать, что до нашего прихода в Беларуси играми вообще никто не занимался. Некоторые компании моделируют бизнес-ситуации, встраивают игры в обучение. Продажники продают друг другу ручки, играют в «настолки» типа «Денежного потока»… Но это все лишь малые элементы игры, самостоятельным продуктом, классической бизнес-симуляцией это сложно назвать.

– Нередко разные отделы одной компании жалуются друг на друга с формулировкой «они нас не понимают!». Деловые игры между отделами – это работает? Начинаешь ли лучше понимать коллег, на время поменявшись с ними местами?

Да, это работает. Например, один из самых частых конфликтов в компаниях – «экономисты VS бухгалтерия». Конфликты между этими отделами возникают из-за разницы в задачах. Как однажды сказал мой отец, магистр экономических наук, и тут я с ним полностью солидарен (может, потому что я тоже закончил экономический факультет) —  «Экономисты мыслят будущими категориями, они приносят деньги компании. А бухгалтеры обслуживают прошлое, они денег никогда компании не принесут». Разные задачи и интересы мешают им понимать и ценить работу друг друга.

Запросы на игры между отделами поступают и от IT-компаний. В них программисты и менеджеры проектов не всегда отлично понимают друг друга. Хотя работа тех и других очень важна: без программистов не будет продукта, а без менеджеров проекта и «продажников» наверняка не было бы работы для самих программистов.

Часто компании хотят просто познакомиться внутри коллектива, провести тимбилдинг. Когда компания большая, сотрудники порой не знают и не видят друг друга, или в компании может быть большая текучка кадров, например. А если в структуре есть удалённые офисы, коллеги порой знакомы только по голосам. Такие компании просят формировать команды так, чтобы вместе, например, оказывались секретарь, начинающий специалист, менеджер и директор – люди, которые могли даже не пересекаться в рабочих вопросах.

Это важно не только для знакомства. В молодом коллективе люди часто хотят поработать рядом с директором: показать себя и увидеть, что директор – такой же живой человек, как и они сами. Это дает отличную мотивацию и повышает карьерные амбиции.

Но я предлагаю в качестве тимбилдинга не останавливаться только на деловых играх. Например, активный тимбилдинг с полосами препятствий и физическими нагрузками – тоже отличная вещь. Одно дело, когда вы со своим руководителем выпиваете за одним столом на корпоративе, и совсем другое, когда в грязи бежите рядом друг с другом, чтобы перебраться на лодке без вёсел на другой берег озера. Это здорово.

– Можно ли измерить эффективность бизнес-симуляторов? В каких количественных параметрах она выражается?

Этот вопрос мне задают чаще остальных во время презентаций и демо-игр. Люди хотят увидеть в цифрах, что значит «улучшить коммуникацию», «стимулировать инициативу», «повысить грамотность персонала». Но здесь – как и с высшим образованием. У вас может быть диплом БГУ, а может быть диплом БИПа, но это не означает, что выпускник с дипломом БГУ получит заведомо более интересную и высокооплачиваемую работу, чем студент БИПа. Да, образование БГУ известно во всем мире, оно дает отличный базис необходимых знаний, диплом данного вуза котируется на рынке труда, но воспользуетесь вы этим или нет, зависит только от вас.

Игра, в зависимости от цели игры и ее формата, даст вам все базовые предпосылки для того, чтобы компания в дальнейшем работала производительней. А как менеджмент компании сформулирует для себя цель игры, будет ли использовать на практике полученные выводы, воспользуется ли грамотно результатами игры – зависит только от них самих. Опять же, как с образованием: оно даёт необходимые знания, связи, доступ к информации. Но всё это само по себе, без активных действий с вашей стороны, ничего не значит.

Например, на Новый год в Санкт-Петербурге с моими московскими коллегами мы проводили игру «Фабрика игрушек» для топ-менеджмента одной крупной ритейл-компании. В ближайший после игры квартал продажи выросли на 7%, а прибыль – на 5%.

Да, многие могли бы сказать, что «Здорово, это игра повлияла на рост показателей!». Но я понимаю, что помимо игры в бизнес есть целый комплекс влияющих факторов: сезонность, запуск нового продукта, укрепление рубля и пр. Но все же для нас есть один объективный и очень важный критерий пользы и качества бизнес-игры: возврат клиентов. Если компания приходит к нам снова и снова, это говорит о том, что она получила результат и игры их устраивают.

– Не могу не задать вопрос о том, как компании госсектора смотрят на такие активности. Может быть, в Беларуси есть прогрессивные госпредприятия, которым это не в новинку?

Со своей стороны на нас ни разу не выходили государственные компании. Нашим коллегам в России периодически поступают заявки, но они называют заведомо неподъёмную для них цену, так как не очень хотят с ними связываться. После долгих переговоров и согласований госпредприятие вполне может сказать: «ребята, извините, нам не одобрили бюджет» или «нам кажется, у вас высокая цена, мы хотим в 3 раза ниже».

В этих структурах свою работу измеряют не результатом, а скорее галочками! «Так…Провёл культурно-массовое мероприятие. Отлично, галочка». Если ваше предложение совпадет с их необходимостью закрыть галочку, проект может состояться. Однако инициативы и запросов с их стороны – пока ноль!

Например, наша компания и мои друзья, которые занимаются квестами в закрытых комнатах, предлагали руководству одного ВУЗа провести игры для студентов на Дне первокурсника. Взамен за проведение игры нам предложили заплатить ВУЗу за пиар. А друзьям-квестовикам, после просьбы о маленьком кабинете, выделили огромную потоковую аудиторию. В итоге они провели квест со станциями и заданиями по всему университету. Я думаю, после этого у студентов был лишь один плюс: они хотя бы запомнили расположение кабинетов!..

Окончательно пропало желание работать с госсектором после следующего диалога:

– Эта игра даст новые знания, покажет «узкие» места и повысит эффективность вашей работы!

– Всё здорово, но нам это не подходит. Если мы начнём работать эффективно, нас перестанут субсидировать.Мы не будет получать гранты, если вы повысите нашу эффективность. Зачем нам это?..